Календарь развития ребенка Нормы развития ребенка Уход за малышом Детские болезни

Поделки из пластилина Поделки из цветной бумаги и аппликация Уроки рисования Раскраски

Сказки и стихи Леонида Куликова

Его стихи и сказки почти всегда весёлые, они запоминаются без всякого труда. Кажется, что их автор — очень счастливый человек.

Так и было, особенно когда он выезжал на своей коляске «погулять». Его сразу окружали дети, лучшие читатели его книжек, и сопровождали сказочника по всему маршруту следования. Маленькие «технари» предлагали свои усовершенствования в его четырёхколёсный механизм, чтобы дядя Лёня мог не только лежать, но и сидеть в нём или даже сам порулить. Другие малыши спрашивали, почему же Белочка-умелочка не поможет дяде Лёне и не вылечит его, ведь она всё умеет. И тогда сказочник отвечал, что Белочка уехала учиться к доктору Айболиту, вот выучится, найдёт чудесное лекарство и вылечит его.

Дом сказочника в Кургане на улице Гоголя под номером 62 знали многие курганцы. Сейчас на этом доме укреплена мемориальная доска.

Леонид Иванович Куликов — автор сказочных книжек. Писал он много, в том числе стихи и для взрослых, а также рассказы, очерки, рецензии, но спрашивают в магазинах и библиотеках в первую очередь его сказки и детские стихи. Они стали главным делом его жизни.

В своих воспоминаниях Леонид Иванович писал, что в начале его литературной работы (а первое стихотворение Куликова напечатано в газете «Пионерская правда» в 1946 году) образовались три ветви творчества: стихи для детей, «взрослые» стихи и проза. В конце концов стихи для детей превратились в ствол поэтического дерева.

При жизни Леонида Ивановича Куликова вышло в свет около двух десятков его книжек. А потом мама сказочника, Антонина Семёновна, которую он назвал «капелькой России», написала книжку и о нём. Она так и называется — «О сыне пишу». Без мамы нельзя никому, и наш сказочник понимал это лучше многих.

Ещё лучше многих он умел чинить радиоприёмники, «химичить», мечтать, придумывать игры, лечить книжки, слушать друзей, играть на гитаре, шутить, загадывать загадки, переделывать свои же стихи — в общем умел всё то, что и должен уметь настоящий сказочник. За это мы, взрослые и дети, и любим замечательного поэта Леонида Ивановича Куликова.

Здесь собраны лучшие куликовские сказки и стихи, которые давно не переиздавались.

Белочка-умелочка | Дятел – наш приятель | Хитрая сорока | Вася и Маша (второе название – Храбрый Василек) | Как ежик стал колючим | Торопей | Самосвал | Золотая бабочка | Про кота | Петушок в беде | Сын летчика | Мой брат Валерка | Часы | Приемник | Сборы на сбор | Качка в море | Воробей | Я электрику помог | Мамин день | Скоро в школу | Жара | Осень | Еще про осень | На лыжах | В дороге | Моя тень (из Стивенсона) | Луна | Портрет | На речке | Кузнец | Кто ленивей | Козел | Две мышки | Родная речь | Зауралье | Солнечное затмение | Пушкин

Белочка-умелочка

Под зелёною сосной
Вырос домик расписной,
И жила в нём белочка,
Белочка-умелочка.
Хорошо она жила:
Чай с орехами пила,
Вечером на лесенке
Распевала песенки.
Наша белка —
мастерица:
Сшила кофточку лисице,
А зайчонку — тапочки
На четыре лапочки.
Медвежонку —
распашонку,
Всем бельчаткам —
по перчаткам,
Даже мышке
маленькой —
Сарафанчик аленький.
И грибы она сушила,
И зверят она лечила —
Всё умела белочка,
Белочка-умелочка.

Прилетела журавлиха
И сказала, плача, тихо:
— Приходи к нам, белочка.
Белочка-умелочка!
Мой ребёнок, журавлёнок,
Только вышел из пелёнок,
Простудился на ветру
И теперь лежит в жару.
Белка бросила работу,
Поскакала на болото,
Где лежал на камыше
Журавлёнок в шалаше.
Он стонал, не брал игрушек
И совсем не ел лягушек.
— Ты поправишься, дружок,
Ну-ка, выпей порошок!
Не ленился журавлёнок,
Не упрямился —
Пил лекарства журавлёнок
И поправился.
По лугам он стал гулять,
Над болотами летать —
Вылечила белочка,
Белочка-умелочка.

И пришёл к ней серый волк,
Серый волк — зубами щёлк.
Он слезами обливался,
Тихо в двери постучался:
— Приходи к нам, белочка,
Белочка-умелочка!
Плохо бедному волчонку,
Он лежит и плачет тонко.
Ты мне сына вылечи,
Кость из горла вытащи.
Белка хвостик распушила,
К волку в хату поспешила,
Чтоб волчонка полечить,
Кость из горла удалить,
А волчонок-то не плачет,
Он поёт и резво скачет...
— Ну какой же он больной,
Твой волчонок озорной?!
Старый волк расхохотался:
— Он болеть не собирался!
Просто мы поесть хотим
И сейчас тебя съедим!
Обманули белочку,
Белочку-умелочку.
Белка волку отвечала:
— Испеки меня сначала.
Я сырая не вкусна,
Потому что не жирна.
Старый волк
мигнул волчонку
И открыл в печи заслонку:
— Ну-ка, белка, в печь садись
Да скорее испекись!
Белка прыгнула вперёд,
Заскочила в дымоход,
По трубе полезла выше —
Вот она уже на крыше.
Как завыл тут волк со зла:
— Аи, держи! Ушла, ушла!
Он, кряхтя, полез за нею
И в трубе застрял по шею.
Головою закрутил —
Всю трубу разворотил.
В эту пору
на озёра
Пролетали журавли,
Подхватили белку с крыши
И от волка унесли.
Вот и домик расписной
Под зелёною сосной.
Снова дома белочка,
Белочка-умелочка.
Но в полёте,
где-то в тучах,
Уронила белка ключик.
Что ей делать,
как ей быть?
Нечем двери отворить.
И пошла она к соседям,
Позвала она медведя.
Толстый ключ
принес медведь,
Стал пыхтеть,
замок вертеть..
Прибежала к ним лисичка,
Принесла свою отмычку.
Зайка даже грыз замок,
Но разгрызть его не мог.
Лось боднул замок рогами —
Повалился вверх ногами.
Дятел клювом подолбил,
Только клюв себе отбил.
Отпирали-отпирали,
Даром время потеряли.
Сколько ни стараются —
Замок не отпирается.
И пришёл к ним
серый волк,
Серый волк —зубами щёлк.
— Я, друзья,
иду на помощь.
Без меня замок не сломишь.
— Нет,—сказала белочка,
Белочка-умелочка. —
Ты ко мне в друзья
не лезь:
Ты меня задумал съесть!
Звери тут как рассердились,
Как на волка напустились
И давай его кусать,
И царапать, и клевать,
Приговаривать:
— Ты не трогай белочку,
Не обижай умелочку! —
Битый волк, визжа и воя,
Убежал от них стрелою.
Суматоха улеглась...
Только дверь не отперлась.
Вдруг весёлый журавлёнок
Прилетел с лугов зелёных,
Он принёс не червяка —
Белкин ключик от замка.
На лугу, в кустах колючих,
Отыскался этот ключик.
И хозяйка ключ взяла —
Сразу двери отперла.
Тут все стали танцевать,
Стали белку в гости звать:
— Приходи к нам, белочка,
Белочка-умелочка!

Дятел – наш приятель

1
Что за птица пёстрый дятел?
Друг лесов и наш приятель.
В красной шапочке своей
Он сидит среди ветвей.
Дятел вечно делом занят:
То долбит, то барабанит,
Всем известен громкий стук:
— Тук-тук-тук! Тут я, друг!

2
Прицепился он к осинке:
— Что ты сохнешь, как былинка?
— Короед меня грызёт,
Под корою он ползёт.
Короед — жучок опасный.
Горе, горе мне, несчастной!..
И сказал крылатый врач:
— Помогу тебе, не плачь.
На осине и на ёлке
Дятел выстукал все щёлки:
— Где таится вредный жук?
Тук-тук-тук! Тук-тук-тук!
Он в жучиную квартирку
Продолбил большую дырку,
Сунул длинный язычок,
И попался злой жучок!
Хорошо работал дятел,
Не напрасно силу тратил -
Лес был зелен и здоров,
Много было в нём певцов.

3
А когда пришла весна,
Дятла встретила жена:
— Сделай новую квартиру,
В этой нам темно и сыро.
Дятел, дятлик, дятелок,
Детям нужен уголок!
Нос у дятла — не игрушка,
А топор и колотушка,
Но и дятлу тяжело
Выбить новое дупло.
Да зато семье веселье —
Новоселье, новоселье!
Старый дом не пустовал,
Он другим приют давал.
Там селилась мухоловка,
Белка, поползень, московка.
А сейчас пчелиный рой
Шумно занял дом пустой.

4
Прилетели две синицы:
— Дятел, негде нам селиться.
Ты нам выдолби дупло,
Будет птенчикам тепло.
— Хорошо,— кивнул им дятел,-
Добрым птичкам я приятель.
Он долбил без лишних слов —
Тук-тук-тук! И дом готов.
— Залезайте в дом, синицы,
Приглашайте веселиться!
— Спасибо, дятел-дяденька,
Добрая душа!

5
Прилетела в рощу галка,
Вертихвостка и нахалка.
— Дятел, дятел, сделай мне
Восемь дупел на сосне.
Мне квартира пригодится,
Буду жить я, как царица.
А тебе я заплачу,
Дам жука и саранчу.
—Что ты выдумала, галка?
Сил моих тебе не жалко?
Поищи других ты слуг,
Я грабителям не друг!
Галка злобно засвистела:
— Я тебе помочь хотела.
Ты, лесной головотяп,
Только знаешь тяп да тяп.
Наш медведь тебе задаст,
Он хозяин, он зубаст!

6
Поспешила к мишке галка,
Зашептала как гадалка:
— Дятел рощу загубил,
Все деревья изрубил.
Он обидел муравьишек,
Съел все семечки из шишек!
Рассердился тут медведь
И на дятла стал реветь:
— Ты мне рощу погубил,
Все деревья изрубил!
Ты обидел муравьишек,
Съел все семечки из шишек.
Вон из лесу, прочь от нас,
Колотушка, лоботряс!
Дятел молча слушал мишку,
Уронил на землю шишку,
Улетел со всей семьёй
В дальний ельник за рекой.

7
Все синицы всполошились,
Над медведем закружились,
Стали мишку укорять:
— Как не стыдно дятла гнать!
В роще плотника не стало,
А тебе и горя мало.
Кто для нас, лесных певцов,
Надолбит теперь домов?
Но медведь сказал, зевая:
— Я хозяин, я всё знаю!—
Повернулся и пошёл
Кушать мёд у диких пчёл.

8
Птицы дятла вспоминали
И за речку улетали.
Загрустил и старый лес,
Потому что друг исчез.
На деревья пали беды:
Разгулялись короеды.
Грызли дерево рвачи
Дровосеки-усачи.
Тьма прожорливых личинок
Стригла веточки осинок.
Сели гусеницы в ряд,
С хрустом листики едят.
И повсюду звон тягучий —
Комары летали тучей.
Заболел бедняга лес,
Похудел, замолк, облез.
Клён завял, ольха плоха,
А в стволах одна труха.

9
Как-то раз пришёл медведь
Свой участок осмотреть.
Косолапый кликнул галку:
— Болен лес, его мне жалко.
Посоветуй, как тут быть,
Чем деревья полечить?..
Галка бойкая всё знала
И немедленно сказала:
— Есть на свете серый яд,
Всех букашек бьёт подряд.
Ты отраву сыпь мешками
Вот и справишься с жуками,
И не станет комаров, Будет лес опять здоров.

10
Тёмный лес стоял, увитый
Серой дымкой ядовитой,
А медведь всё тряс мешок,
Всюду сыпал порошок.
Был он жгучий, словно пламя,
Но не справился с жуками;
Жадных гусениц свалил,
Все тропинки запылил.
Зайцы страшно расчихались,
А лисицы разбежались:
Этот гадкий порошок
Даже волка свалит с ног.
От угара, от печали
Муравьи в луга сбежали,
А ведь лес без муравья —
Словно воин без ружья.
Пчёлы стали задыхаться,
Пчёлы стали возмущаться,
И напал пчелиный рой
На медведя всей гурьбой:
— Нам совсем житья не стало,
Не пыли ты как попало!
Жалят в ухо, жалят в нос,
Довели его до слёз.
Мишка поднял крик истошный;
— Не кусайте, я хороший!
Перестану я пылить,
Буду с птицами дружить.
А пока пойду в берлогу,
До весны посплю немного.

11
Кто позвал весною дятла?
Кто шептал:
«Лети обратно!»?
Звал его родимый лес,
Добрый лес, страна чудес.
Дятел все стволы простукал,
Нарубил в деревьях дупел.
По стволам крылатый врач
Лазил медленно и вскачь.
Где царили короеды,
Дятел бил их до победы.
Далеко звучал вокруг
Пулемётный дятла стук.
В дупла птицы прилетели,
Комаров и мошек съели.
Солнце глянуло с небес,
Улыбнулся старый лес.
Он теперь стоит, как новый,
Ливнем вымытый насквозь,
Он весёлый и здоровый,
Пахнет смолкою сосновой,
Свежим запахом берёз.
Ты послушай, милый друг:
— Тук-тук-тук! Тук-тук-тук!
Дятел — доктор, дятел — плотник,
Барабанщик и кузнец,
Замечательный работник,
В каждом деле молодец!

Хитрая сорока

У лесной тропинки,
На родной осинке
Пела птичка-невеличка,
Звонкая синичка.
По ветвям скакала,
Гусениц искала,
Комаров она ловила
Да птенцов кормила.
Из гнезда тянулись к ней
Семь пушистых малышей,
Щебетали весело
Целый день до вечера.

Услыхала их лиса
И пришла на голоса,
Увидала дом синицы
И давай кричать, грозиться:
— Эй, синичка, скинь птенца,
Пискуна и сорванца!
А не дашь — свалю осину,
Весь твой дом в болото кину,
Загрызу твоих детей...
Подавай птенца скорей!
Испугалась птичка,
Робкая синичка,
Вся затрепетала —
Так ей страшно стало.
— Что ты, тётенька лисица,
На птенца зачем сердиться?
Он же маленький совсем…
— Я и маленького съем!
Жалко птенчика синице —
Как отдать его лисице?
А не дать — ещё страшней:
Потеряешь всех детей.
Не могла синичка-мать
Своего птенца отдать,
Плакала, рыдала —
Как ей быть, не знала.
И сказала ей лиса:
— Можешь думать полчаса.
Но когда приду я вновь,
Ты птенца мне приготовь,
Самого красивого,
Самого крикливого!
И лиса, вильнув хвостом,
Сразу скрылась за кустом.
В это время издалёка
Прилетела в лес сорока,
У неё зелёный хвост,
Белый бок и долгий нос.
Поскакала по дорожке —
Как живая поварёшка!
— Эй, синичка, как живёшь?
Почему ты слёзы льёшь?
И синичка рассказала,
Как лиса её пугала,
А сорока, рассердясь,
Вся от злости затряслась.
— Ах ты, глупая синица,
Ты поверила лисице?!
Пусть она пугала,
Ты бы ей сказала:
„Твои зубки — не пила,
Не спилить тебе ствола!
Да и хвостик— не топорик,
И ступай куда пошла!”
Так сорока, улетая,
Стрекотала, не смолкая.
За сорочьим языком
Не поспеешь босиком.
Вот опять пришла лисица
И давай кричать, грозиться:
- Ну, синичка, скинь птенца,
Пискуна и сорванца!
Или я свалю осину,
Весь твой дом в болото кину,
Загрызу твоих детей!
Подавай птенца скорей!
Но синица не боится:
— Хватит, тётенька,
грозиться!
Твои зубки — не пила,
Не спилить тебе ствола.
Да и хвостик — не топорик,
И ступай куда пошла!
Так и ахнула лисица:
— Ах, синица, озорница!
Кто тебя, позволь узнать,
Научил так отвечать?
Не кукушка ли болтушка,
Или дятел — твой приятель,
Или мудрая сова
Подсказала те слова?
— Ты, лиса, не угадала.
Мне сорока подсказала,—
Похвалилась птичка,
Глупая синичка.
Говорит лиса жестоко:
— До чего хитра сорока!
Только я ещё хитрей
И сейчас расправлюсь с ней.
Отошла лиса немножко,
Повалилась на дорожку,
Кверху лапы подняла,
Неподвижно замерла,
Глаз не открывая,
Будто неживая.
Залетела на дорогу
Наша хитрая сорока,
Смотрит — что за чудеса?
Не дыша лежит лиса,
Лапы кверху, ушки вниз...
Кто-то кумушку загрыз!
К ней сорока подлетела.
На лисицу села смело,
Чтобы мяса поклевать...
А лиса сороку — хвать!
Хвать за хвост и рассмеялась:
— Что, голубушка, попалась?
Буду я тебя душить,
Всеми казнями казнить!
И в ответ, вздохнув глубоко,
Пропищала ей сорока:
— Ты терзай меня, брани,
Всеми казнями казни.
Лишь в бездонное ведёрко
Нe сажай меня, лиса,
Кувырком с высокой горки
Не спускай меня, лиса!
Хуже этой казни нет,
Закричу на целый свет.
— Вот чего она боится! —
Захихикала лисица.—
Ну, теперь ты будешь знать,
Как синичке помогать!

Вот лиса не ленится,
В гору тащит пленницу
И в ведро с отбитым дном
Посадила вверх хвостом,
Сверху сеном заложила
И ведро с горы спустила,
А сама сидит и ждёт,
Как сорока заорёт.
А сорока — прыг на горку
Из дырявого ведёрка,
Покружилась над горой
И отправилась домой.
И лиса ни с чем осталась...
Как потом над ней смеялась
Птичка-невеличка,
Звонкая синичка!

Храбрый Василёк

Жил в деревне Василёк,
Быстроногий паренёк.
Он любил сестру Машутку,
Синеглазую малютку.
Дружно жили брат с сестрой,
Хоть и спорили порой.
Как-то мать ушла по делу,
Васильку она велела:
— Никуда не уходи.
За Машуткой погляди.
А захочет кушать Маша,
Ты достань из печки кашу,
Молоко в сенях возьми
И сестрёнку накорми.
За окном летают птицы,
Васе дома не сидится:
В речке плещутся друзья,
А ему уйти нельзя.
Василёк сказал Машутке:
— Посиди одну минутку.
Я сейчас домой вернусь,
Только в речке окунусь.
Побежал и искупался,
И с друзьями наигрался.
Спохватился через час:
— Что там дома-то у нас?
Без него там было дело:
Маша кушать захотела,
Молоко взяла, и вдруг —
Кринка вырвалась из рук.
И легли два черепка
В белой луже молока.
И Машутка убежала,
Чтоб от брата не попало.
Вася струсил не на шутку:
Где теперь искать Машутку?
В доме нет, в деревне нет,
Потерялся даже след.
За горой, под самой кручей
Начинался лес дремучий.
Там зверьё и мошкара,
Там заблудится сестра.
Лес шумел и колыхался,
Василёк в поход собрался,
Палка крепкая в руке,
Хлеб и творог в узелке.
Через корни, через ямы
Василёк шагал упрямо,
На опушке и в бору
Он искал свою сестру.
На полянку Вася вышел,
Крик малиновки услышал.
У малиновки беда —
Птенчик выпал из гнезда.
Он упал и притаился.
Василёк над ним склонился:
— Что ты прячешься, чудак?
Не пугайся, я не враг.
Вася взял птенца-тихоню
И в гнездо спустил с ладони.
— Ты хороший, Василёк,
Ты в несчастье нам помог.
И тебе,— сказала птица, —
Я сумею пригодиться.
Не зови свою сестру —
Нет сейчас её в бору.
Утащил медведь малышку,
Подхватил её под мышку
И твердил упрямо ей:
— Будешь дочкою моей!
Накормлю тебя грибами,
И овсом, и муравьями.
Хорошо в моем дому,
Только скучно одному! —
Маша, бедная, рыдала.
это белка всё видала...
Белка может рассказать,
Как медведя отыскать.
Вася к белке обратился:
— Где медведь?
Куда он скрылся?
Буду год ходить в лесу,
Но сестрёнку я спасу!
Помоги мне, сделай
милость! —
Белка сразу согласилась
И парнишку довела
До медвежьего угла.

Жил медведь в глубокой яме
В чаще леса, под корнями.
Уходя из дома, зверь
Завалил камнями дверь.
В тёмной яме было жутко,
Долго плакала Машутка.
Вдруг ей шепчут со двора:
— Я пришёл, не плачь, сестра!
Маша плакать перестала
И братишке прошептала:
— Убежим из этих мест,
А не то медведь заест.
— Не заест — подавится,
Он со мной не справится!
Я под дверью ход пророю
И уйдём домой с тобою.
Только Вася стал копать,
А медведь пришёл опять.
Косолапый удивился:
— Это кто ко мне явился?
Кто тут роется, как мышь?
Задавлю тебя, малыш!
— Не рычи, медведь
зубастый,
Раньше времени не хвастай!
Отдавай мою сестрёнку! —
Вася зверю крикнул звонко.
— Не отдам твою сестру!
И тебя сейчас запру! —
Рявкнул мишка и бегом
Припустил за Васильком.
Василёк не поддаётся —
То за ёлку увернётся,
То отскочит на бегу —
Не поймать его врагу.
И взревел медведь усталый:
— Уходи отсюда, малый!
Я сильнее всех в лесу,
Я и горы разнесу.
Вот гляди! —
И косолапый
Ухватил булыжник в лапы,
Сжал его, как только мог.
Был булыжник — стал песок!
— Ну-ка, сделай так,
мальчишка! —
Закричал довольный мишка
И от гордости надулся.
Вася только усмехнулся:
— Вот нашёл чем удивить!
Трудно ль камень раздавить?
Нет, косматый воевода,
Ты из камня выжми воду,
Вот как я...
И Василёк
Крепко сжал свой узелок,
Узелок с едой дорожной,
Где лежал комок творожный.
Тут медведь разинул рот:
— Аи, из камня сок течёт!
Ты силён, могу признаться,
Да не мне тебя бояться.
Я берлогу обыщу,
Я верёвку притащу.
Испытаем силы наши,
Кто сильней — того и Маша.

Вот медведь сходил
в кладовку,
Вынес длинную верёвку,
Бросил мальчику конец.
— Погоди, —сказал малец. —
Потягаюсь я с тобою,
Но верёвку сложим вдвое.
Ты, медведь, бери концы!
Так и сделали борцы.
Василёк придумал ловко:
Захлестнул за пень верёвку,
Встал в бурьяне перед пнём
И сказал: —Ну что ж, начнём!
На поляне, на поляне
Началось соревнованье.
Потянул медведь слегка,
Но не сдвинул Василька.
Приналёг силач сердитый —
Василёк стоит, как вбитый.
Мишка дёрнул третий раз —
До колен в земле увяз,
Пот по морде так и льётся —
Василёк не поддаётся.
А верёвка, как струна:
Раз! — и лопнула она.
Косолапый кверху носом
Отлетел шагов на восемь,
Хлоп об ёлку головой
И упал едва живой.
От удара с этой ели
Шишки градом полетели.
Зверь завыл: — Беда пришла!
Богатырь, твоя взяла!

— Отпирай скорей
берлогу! —
Василёк прикрикнул строго.
Мишка камни откатил
И Машутку отпустил.
Та раздумывать не стала,
Прямо к Васе побежала,
С ним скорей домой пошла —
Вот где радость-то была!
С той поры живут, не тужат,
Подрастают, крепко дружат.
Василёк теперь герой,
За сестру стоит горой.
И Машутка поумнела,
В лес не бегает без дела.
Их недавно видел я...
Сказка кончилась, друзья!

Как ёжик стал колючим

В старину колючий ёж
На ежа был не похож:
Не росли на нём иголки,
А росли они на ёлке.
Ёжик летом и зимой
Бегал в шубке меховой.
Был он мягкий,
был он гладкий
И всегда ходил с оглядкой,
Чтоб случайно не попасть
В лисьи лапы,
к волку в пасть.
У ежа глазёнки зорки.
Раз он выглянул из норки,
А лиса уж у крыльца
Притаилась: ждёт жильца.
Ёж из дома не выходит,
С ним плутовка
речь заводит;
Говорила ласково,
А зубами ляскала.
— Как же ты,
дружок, заспался!
За грибами бы собрался.
— Поискал бы я грибов,
Да боюсь твоих зубов.
— Ах, чудак, я перестала
Есть ежей: в них вкусу мало.
Выходи гулять, сосед,
Я скажу тебе секрет.
— Я обманщикам не верю,—
Буркнул ёжик из-за двери.
Выждал ёжик полчаса —
Нет лисы, ушла лиса.
Взял корзинку, запер норку,
Докатился до пригорка,
друг заметил у куста
Кончик рыжего хвоста.
Это лисонька у дуба
На ежа точила зубы.
Как тут быть?
Бежать домой?
Путь домой закрыт лисой.
Ёж пустился за пригорок, —
Нет ли где соседских норок?
За горой был дом и сад,
Жил там дедушка Игнат.
Знаменитый огородник,
Пчеловод, рыбак, охотник.
Он был в мире всех мудрей,
Понимал язык зверей.
Вот он видит — без дорожек
От лисицы мчится ёжик.
Дед ежу махнул рукой,
А в лису швырнул клюкой.
Ёжик был, конечно, рад:
— Вот спасибо, дед Игнат!
Был бы мне конец сейчас,
Кабы ты меня не спас.
Есть у всех своя защита:
Есть у лошади копыта,
У коровы есть рога,
Пчелы жалом бьют врага,
В толстый панцирь черепаха
Укрывается от страха.
Только мне защиты нет
От лисы и прочих бед...
Дед Игнат — душа простая —
Слушал ёжика, вздыхая.
Как помочь зверьку в беде
И найти защиту где?
Для малютки для такого
Велики рога коровы,
И копыта велики,
И медвежьи все клыки.
Если взять у пчёлки жало,
Тоже будет толку мало.
Дед Игнат в избе своей
Отыскал морковный клей.
Из бутылки половинку
Вылил ёжику на спинку.
Клей растёкся на бока
И добрался до брюшка.
— Видишь, ёжик, возле ёлки
На земле лежат иголки.
Ты беги туда скорей
И, пока не высох клей,
В тех иголках поваляйся,
С боку на бок покатайся.
Что желаешь, то найдёшь!
Так и сделал умный ёж.
Спрятал в лапки
нос и глазки
И катался без опаски.

Заяц мимо пробегал,
Удивлённо заморгал:
У ежа с боков,
На спинке,
В голове
Торчат щетинки.
— Ты ли это, братец ёж?
На кого ты стал похож!
Весь в иголках,
весь колючий,
А зачем?
— На всякий случай.
Если встречу здесь лису...
— Встретишь, ёжик!
Я в лесу, —
Вдруг воскликнула
плутовка. —
Как она подкралась ловко!
Заяц — прыг и наутёк!
Ёж свернулся весь в клубок,
А лиса хвостом играла
И слащаво напевала:
— Здравствуй, ёжик дорогой,
Вот теперь ты будешь мой!
Ты мне очень, очень нужен —
Я сварю тебя на ужин!
И злодейка, не спеша,
Носом двинула ежа.
скинул он колючей спинкой,
Уколол лису щетинкой.
И лиса, как от ножа,
Отскочила от ежа.
Иглы нос ей искололи —
Взвыла рыжая от боли.
Вновь лиса к нему
метнулась —
На колючки натолкнулась.
И, отчаянно визжа,
Убежала от ежа.
— Так разбойнице и надо,
По заслугам и награда! —
Каркнул ворон вслед лисе,
Над лисой смеялись все.
Нет ежу защиты лучшей,
Чем тулуп его колючий!
Можно по лесу гулять
И еду себе искать.
Не нужна ему корзинка,
Он наколет гриб на спинку
И несёт к себе домой
Вместе с мохом и листвой.
Стал наш ёжик жить богато,
Помнил дедушку Игната,
Помогал ему в трудах
И мышей ловил в садах.
Ёж —помощник садовода
И защитник огорода,
Добрым людям—добрый друг,
Хоть и колет всех вокруг.

Торопей

1

Мой приятель Торопей
Прыгал, словно воробей.
Был он Коля или Валя —
Не припомню, хоть убей!
Все его иначе звали —
Торопей да Торопей.
В первом классе он учился,
Торопился на урок,
А за партою крутился,
Как запущенный волчок.
Зададут ему задачу —
Мигом схватит он тетрадь
И задачу наудачу
Принимается решать...
Не терпелось Торопею,
Не сиделось Торопею,
Всё хотелось Торопею
Дело сделать поскорее.

2

Вы, наверное, встречали
Торопея в кинозале?
Он в кино плохой сосед,
От него покоя нет.
Всё, что знает,— разболтает,
Что не знает — угадает,
А когда не угадает —
Всё равно не умолкает:
— Вот сейчас начнётся драка.
Этот шлёпнется смешно.
По следам пошла собака,
Не поймает всё равно.
Этот женится на этой.
Дом горит — и не зальют.
Вот шпион переодетый,
Под конец его убьют...
Если всё уже известно,
Фильм смотреть неинтересно.
— Тише ты! Я сам пойму! —
Говорят порой ему.
Вы, конечно же, встречали
Торопея в кинозале.
Все досматривают фильмы,
Все глядят на полотно,
А Торопка,
Словно пробка,
Вылетает из кино.

3

Во дворе девчонка Варя
Вальс играла на гитаре,
Не спеша и много раз
Повторяла этот вальс,
Чтобы пальцы знали твёрдо
Где какие брать аккорды.
Торопей сел рядом с ней
И сказал: — Играй скорей!
Как в кино два гитариста —
Вот наяривали быстро!
Только дай мне инструмент,
Покажу в один момент!
И, схватив гитару смело,
Он сказал: — Простое дело!
Тут нажми, вот так ударь —
И спокойно дальше шпарь!
Но от каждого удара
Глухо охала гитара,
Дребезжала, брякала,
Как лягушка, квакала.
Варя громко хохотала:
— Много шуму—толку мало...
Торопей махнул рукой:
— У гитары звук плохой!
Никудышная гитара,
Ты сперва её настрой!

4

Папы с мамой дома нет.
Что состряпать на обед?
Разве худо
Съесть три блюда —
Суп, и кашу, и компот?
Только худо
Мыть посуду —
Много времени уйдёт.
Торопей летал, как пуля,—
Он налил воды в кастрюлю
И добавил молока,
Бросил рису из кулька,
Чернослива, и картошки,
И селёдочки немножко,
Ложку соли,
Две фасоли
И головку чеснока...
Фрукты, крупы, кильки-
тюльки—
Всё кипит в одной
кастрюльке!
Как назвать его еду,
Я и слова не найду.
Пахнет кисло, и капустно,
И компотно, и невкусно.
От глотка еды своей
Поперхнулся Торопей.

5

В сараюшке, у соседки,
В решете сидит наседка.
Больше трёх недель подряд
Ей высиживать цыплят.
— Три недели? В самом
деле? —
Удивился Торопей.—
Неужели три недели?
Я бы высидел скорей!
Торопей согнал наседку,
В решето уселся метко,
Посидел, погладил чуб.
А скорлупки —хруп да хруп.
— Начинается, ребята!
Вылупляются цыплята!
Заглянул он в решето —
В решете совсем не то:
На штанах желтеют пятна,
И смотреть-то неприятно.
Чем их мыть и как их мыть?
Проще новые купить!

6

В магазине Торопей:
— Дайте брюки поскорей!
Продавец ему в ответ:
— Детских брюк сегодня нет.
А для взрослых, например,
Пятьдесят второй размер.
— Дайте мне хоть сто второй! —
Отвечает наш герой.
И в широких новых брюках
Возвращается домой.
Брюки сморщились в гармошку.
На груди — ремня застёжка.
— Что за чучело идёт?—
Удивляется народ.
— Из какого огорода
Появилась эта мода?
— Кто бедняжечку в мешок
Завязал на ремешок?
— Да, костюм довольно странный
Вероятно, иностранный.

7

Торопей пришёл домой
И с серьёзной рожицей,
Словно опытный портной,
Взял большие ножницы.
Мигом он свои штанины
Обкарнал до половины.
Торопился Торопей —
Вышла левая длинней.
Подравнял её, ругая,
А теперь длинней другая.
Отхватил ещё кусок —
Срез пошёл наискосок.
Как он стриг?
Смотрите сами:
Брюки сделались трусами.

8

Он швырнул их на кровать,
Стал штанины подшивать.
Чтобы дело шло скорее,
Взял он нитку подлиннее,
Потому что нелегко
Нитку всовывать в ушко.
Нитка кольцами свернулась,
Нитка змейкой протянулась.
И по комнате стрелой
Торопей летал с иглой.
Он истратил полкатушки
Он пришил к своим трусам
Одеяло и подушку
И себя припутал сам. —
Нет конца моей работе,
Пусть её закончит тётя!

9

К тёте в гости он пришёл
И хотел присесть за стол.
Но сказала тётя Тома:
— Добеги до гастронома.—
И успела крикнуть вслед:
— Да постой, купи конфет!
Три минуты с половиной
Он бежал до магазина.
— Дайте мне скорей конфет,
Заверните их в пакет!
— А каких конфет вам надо?
Карамели? Мармелада?
Может, нужен леденец? —
Уточняет продавец.
Торопей, не рассуждая,
Говорит: — Сейчас узнаю!
К тёте кинулся бегом
И вернулся в гастроном.
— Мне, пожалуйста, отвесьте
Карамели граммов двести!
— А какой вам нужен сорт?
„Лето”, „Осень”, „Старт”,
„Рекорд”?
Капли пота вытирая,
Торопей сказал: - Узнаю!
К тёте кинулся бегом
И вернулся в гастроном.
— Мне, пожалуйста, отвесьте.
Двести граммов «Школьной
смеси»!
Стал платить он за пакет,
А в кармане денег нет.
До чего же неприятно
Третий раз бежать обратно!
— Ну, купил ли ты конфет?
Он ответил тёте:—Нет.
Бегал, бегал —надоело.
Дайте мне велосипед!

10

С видом гордым и победным
На седле велосипедном
Вдоль по улице прямой
Торопей катил домой.
Только норов был несносный
У машины двухколёсной,
Потому что, как назло,
На столбы её несло.
Хорошо вперёд катиться,
Хорошо лететь, как птица!
Но кому приятно лбом
Повстречаться со столбом?
Резко он свернул с дороги,
Над рулём мелькнули ноги —
Торопей, как метеор,
С ходу врезался в забор.
Не пугайтесь! Жив
мальчишка,
Лишь на лбу вскочила шишка,
Расцарапана щека,
Да ушиблена рука.
А машина уцелела —
Удивительное дело!

11

Торопей пришёл в больницу
От ушибов полечиться.
Он задрал рукав к плечу
Показал синяк врачу:
— Дайте мази самой лучшей
И скажите, дядя врач,
Почему я невезучий,
Отчего мне нет удач?
Доктор выслушал больного
И сказал такое слово:
— Ты торопишься всегда —
В этом вся твоя беда.
Очень плохо быть улиткой,
Но уж ты брат слишком
прыткий.
Надо думать, где спешить,
Чтоб людей не насмешить.
Если будешь торопиться,
Как всегда,
Не сумеешь излечиться
Никогда,
Не сумеешь научиться
Ничему —
Уж поверь ты, милый,
Слову моему!

Самосвал

Самосвал,
Самосвал —
Сильная машина!
Каждый день он выпивал
Полный бак бензина.
Он лизал густой тавот,
Пил охотно воду
И, набив себе живот,
Ехал на работу.
Он изъездил сто дорог,
Вывез много грузов:
Кирпичи, бетон, песок —
Всё, что клали в кузов.
Он на стройках помогал,
Насыпал плотины.
Самосвал,
Самосвал —
Умная машина!

Пыль вилась из-под колёс,
Столбики мелькали.
Самосвал в деревню вёз
Маленькую Галю.
Села Галя неспроста
С папою в кабину:
Едет к бабушке—с куста
Пощипать малины.
День был самый выходной,
Не придумать лучше!
Вдруг за дальнею горой
Засинели тучи.
Словно баржа, приплыла
Туча грозовая.
С громом по небу прошла,
Солнце закрывая.
Сразу кончилась жара,
Птицы смолкли робко.
Хлынул дождь, как из ведра,
Заплясал на тропках.

Всю дорогу развезло,
Грязь с колёс стекала.
Стало очень тяжело
Ехать самосвалу.
От натуги он дрожал
И ревел надсадно.
Папа Галочке сказал:
— Повернём обратно!
Мы завязнем тут в грязи,
Вылезем едва ли...
— Ничего, давай вези! —
Приказала Галя.
Самосвал,
Самосвал —
Сильная машина!
Из последних сил нажал —
И попал в низину.
Места не было грязней —
Не пробиться с ходу.
Там колёса до осей
Вязли в непогоду.

Самосвал завыл, как волк,
В глине, словно в тесте,
И обиженно замолк
В самом топком месте.
Скоро кончилась гроза,
Ручейки запели.
— Всё, Галинка, вылезай!
Крепко мы засели.
Папа дочь под мышку взял,
Перенёс на гору.
— До свиданья, самосвал,
Мы вернёмся скоро!
И пошли они вдвоём,
Папа и Галинка,
В гости к бабушке пешком
По сырой тропинке.
Незаметно солнце шло
По своей дороге.
Вот уж спать оно легло
В солнечной берлоге.
Самосвал стоял-стоял,
Да и рассердился:
— Где шофёр? Куда пропал?
Я же простудился!
В этой луже я промок,
Под собой не чую ног.
Сам уеду из болота —
Мне же завтра на работу!
У него зажглись глаза,
И мотор завёлся,
Заскрипели тормоза,
Двинулись колёса.
Задним ходом самосвал
Выкатился бойко,
Развернулся, дал сигнал,
Побежал на стройку.
Там копал его дружок —
Мощный экскаватор.
Он из ямы грёб песок
Лапою-лопатой.
Самосвал сказал дружку
Громкими гудками:
— Ты насыпь в меня песку,
Нагрузи камнями!

Самосвал,
Самосвал —
Умная машина!
Он камнями и песком
Завалил трясину.
А бульдозер увидал,
К самосвалу прибежал,
Заровнял все ямы
Крепкими граблями.
Гудронатор не отстал,
Ехал и дымился,
И расплавленный асфальт
Лентами ложился.
Да ещё один дружок
Вышел на подмогу:
Прикатил большой каток,
Выгладил дорогу.
И до самого села
Правильно и строго,
Как линейка, пролегла
Новая дорога.
Нет ни рытвин, ни трясины —
Победили их машины.
Самосвал сказал друзьям:
— Молодцы, спасибо вам!
Через бор, через бугор
Самосвал катился,
Въехал к бабушке во двор
И остановился.
Крепко Галочка спала
И совсем не знала
Про чудесные дела
Друга-самосвала.

А проснулась, потянулась,
Глянула в окошко:
— Кто стоит среди двора?
Папина автошка!
Галя к папе: — Что ты спишь?
Самосвал вернулся!
— Правда? Что ты говоришь? —
Папа улыбнулся.
Улыбнулся и сказал:
— Аи, да славный самосвал!
Сам доехал до двора,
Проявил заботу,
Не забыл, что нам пора
Скоро на работу!
Пыль вилась из-под колёс,
Клён махал ветвями.
Самосвал Галинку вёз
Из деревни к маме.
Путь был ровный и прямой,
И спросила Галя:
— Папа, где же мы с тобой
Тут вчера застряли?
Папа весело сказал:
— Угадай, Галинка,
Где завяз наш самосвал?
—Да вот здесь, в низинке.
Но откуда тут шоссе?
Где же та трясина?
— Это знают, да не все —
Только мы с машиной!
Самосвал легко бежал,
Лишь шуршали шины.
Самосвал,
Самосвал —
Умная машина!

Золотая бабочка

Часть первая
Слово Золотинки

С давних пор в горах Урала
Много золота лежало,
Но земля таила
Золотые жилы.

Сила Савин молодой
Был усердный пескомой’.
От Миасса до Тагила
По горам его носило.
Вот однажды из лесочку
Он принес мешок песочку,
Горкой высыпал на стол:
— Батя, глянь, что я нашел.
Сила даже засмеялся:
— Я на россыпь натакался!
Мама, глянь, добро какое!
Но, качая головою,
Охладил его отец:
— Ты ошибся, молодец.
Это золото «кошачье»:
Грош цена, копейка сдачи.
Испытай его огнем —
Выйдет просто грязный ком.
Не поверив мудрой речи,
Сила взял руду и — к печи.
И запенился песок,
Почернел, как уголек.
— Ах ты, горе! Ведь блестящий
Был песок, как настоящий! —
Сила плюнул и мешок
На задворки уволок.

А отец у печки жаркой
Говорил, дымя цыгаркой:
— Не печалься, дорогой,
Что нашел песок пустой.
Золотая Девка видно,
Подшутила над тобой.
— Что за девка, кто такая!
Вроде я всех девок знаю.
— Нет, не знаешь, мир велик,—
Отвечал ему старик.
— Эта Девка, примечай-ка,
Золотого дна Хозяйка
Не в селе она живет —
Самородки стережет.
Люди бают, Золотинка —
Раскрасавица, картинка.
Но кого она невзлюбит,
Обязательно погубит:
Или в шурф его столкнет,
Или жилу отведет.
Но уж если улыбнется —
Клад старателю дается.

Сила слушал не дыша:
Больно сказка хороша.
Неужели есть такая
В мире Девка Золотая!
Поглядеть бы хоть тайком
На нее одним глазком.
И спросить бы ту девицу,
Как там золото родится,
Где и как его найти —
Счастье людям принести.

Сила с батей, дружно в паре,
Промывал пески в бутаре,
Ямы-дудочки копал,
Ковшик в речках полоскал.
Дома жить полегче стало:
Золотишко выпадало.
Хоть не много шло в лотки,
Было чем платить долги.

Как-то раз почуял Сила:
Где-то сильно задымило.
Между двух зеленых гор,
На которых вырос бор.
Ночевал один охотник
И до зорьки жег костер.
Утром ветер пробудился —
Пепел снова задымился.
И по травам в бор потек
Жгучий красный ручеек.

Стал с огнем старатель биться,
На пожарище крутиться.
Захлестал ветвями пламя,
Затоптал его ногами,
Да горячий уголек
До плеча зипун прожег.

Солнце ласково светило,
Отдохнул на камне Сила,
Оглянулся на восход —
С горки барышня идет.
Раскрасавица,
картинка,
Станом — гибкая тростинка,
Золотистая коса
И зеленые глаза.
В уши вдернуты сережки.
На груди сверкает брошка,
Сарафан,
как василек...
А умишко недалек:
Кто же в новом сарафане
Щеголяет в глухомани!
Кто же носит жемчуга,
Если тут кругом тайга!
Подошла она, спросила:
— Не обжегся ли ты. Сила!
— Да ожог-то невелик,
Только трогать не велит.
Кожа, девка, не одежа,
Заживет до свадьбы кожа,
Подорожник жар уймет,
Л зипун мне мать зашьет.
Жаль, что кончилась водица —
Ни напиться, ни умыться,
Нечем сажу смыть с лица.
Прокоптился до конца.

Незнакомка улыбнулась,
В камень туфелькой толкнулась.
Из-под камня в тот же миг
Звонкий вырвался родник.
Тут наш парень догадался,
С кем случайно повстречался.
Сколько он ее искал
Среди гор, ручьев и скал,
А увидел Золотинку
На неведомой тропинке.

Вот он моется сидит,
А Хозяйка говорит:
— Ты избавил от пожара Бор,
который я сажала.
Спас моих лесных друзей —
Сосны, птичек и зверей.
За великую услугу
Одарю тебя, как друга.
От души тебе даю
Чудо-бабочку мою.
Девка брошку отстегнула,
На ладошке протянула
Чудную булавочку —
Золотую бабочку.
— Чтоб ее в полет поднять,
Надо заговор сказать:
«Золотая бабочка,
Закружись по солнышку
И лети на волюшку,
На сыпучие пески,
На медовые куски.
Ты такого меду
Не едала сроду!»

Сила Савин растерялся,
Молча брошкой любовался,
Шибко бабочка красива,
Все сработано на диво.
Так наряд ее хорош,
Что и глаз не отведешь.
А когда очнулся Сила
И хотел сказать спасибо,
Пусто было меж камней.
Лишь бежал, журчал ручей
Да светилась паутинка,
Где исчезла Золотинка.
— Спал я, что ли? — думал он. —
Да подарок-то не сон!
Дай-ка вправду испытаю.
Что за бабочка такая.
Стих заветный он сказал —
Ветер бабочку поднял.
Сила двинулся за ней
Меж кустов через ручей,
Через гору да в распадок,
Мимо речки с водопадом.
По песку за холм.
И вдруг Села бабочка на луг.
Землекопу тяжело —
Семь потов с него сошло.
Он полдня копал лопатой,
И открылся клад богатый:
Семь картошин золотых.
Самородков дорогих.
Дивный клад, улов хороший,
А не съешь таких картошин.
Сила их сложил в мешок.
Спрятал бабочку в платок.
И домой побрел скорее,
Опасаясь лиходея.

А наутро прямиком
Он в казну пришел с мешком.
— Принимай, казна, находки
Золотые самородки!
Свешать их — немалый труд,
Круглым счетом вышел пуд.
С пачкой денег по базару
Он ходил и брал товары.
Заплатил купцам долги,
В лавках выбрал сапоги.
Зипуны — себе и бате,
Одеяло взял на вате,
Ящик чаю всех сортов,
Груду тканей всех цветов.
Шаль пуховую мамаше.
Всяких круп купил на каши,
Сахарную голову Для житья веселого,
Куль муки да два ружья —
Только радуйся, семья!
Самовар, картуз, баранки,
Леденцы в красивой банке,
Гвозди, свечи и фонарь,
Булка хлеба и букварь.
Иглы, нитки, рукавицы —
Все в хозяйстве пригодится!

А на конном на торгу
Взял телегу и дугу,
Да с бубенчиками сбрую,
Да лошадку молодую —
И подарков целый воз
Сила вечером привез.

Мать у воза хлопотала.
Что куда девать — не знала,
А отец, ведром звеня,
У плетня поил коня.
Приговаривал про сына:
— Аи да Сила, весь в меня!

Два денька попировали,
Всю родню, соседей звали,
А потом наш молодец
Положил гульбе конец.
Он купил себе крестовый
Дом под крышею шатровой.
Чтоб Наташу в жены взять,
Свадьбу осенью сыграть.

Земляки нередко к Силе
За помогой приходили:
Пастуха помял медведь —
Худо голодом сидеть,
У кого корова пала,
У кого изба упала.
Как же людям не помочь!
Ведь нужда черна, как ночь,
А у Силы на божнице
В чистой тряпочке хранится
Бабочка-красавица,
Часа дожидается.

Так и жил счастливчик Сила.
Ну, а что с ним дальше было.
Вам расскажет новый сказ,
А сегодня хватит с вас.

Часть вторая
Касьяновы козни

Землю рыл Касьян-толстяк,
Вырыл мамонта костяк,
И старателю за это
Дали прозвище Шкилета.
И еще не раз Касьян
Удивлял односельчан.
Вдруг Шкилету пофартило
Сесть на хвост богатой жилы.
Загулял Касьян, зазнался,
На пирах запировался,
Сторублевки жег не раз
Всем гулякам напоказ.
Начал строить двухэтажный
Дом с колоннами и башней
И на тройке рысаков
Долетал до кабаков.

Но старательское счастье
Ускользает в одночасье:
Проиграл лихую тройку.
Пропил начатую стройку,—
Золотой ручей иссяк.
А Касьян все пил, да так,
Что осталось лишь ему
Только за плечи — суму.
Вот и стал ходить к соседу
За деньгами и к обеду.

А сосед был наш герой
Сила Савин, пескомой.
— Сила Силыч, друг фартовый.
Одолжи мне рупь-целковый.
Что-то в горле сухо,
Заболело брюхо.
Ты жуешь картошку с мясом,
Я хлебаю редьку с квасом
Да грызу старуху —
Отощал, как муха!

В эту пору Сила Савин
Был на всю округу славен —
Сильный, добрый, молодой
И красивый сам собой.
Девки сохли и страдали.
Что гуляет холостой.
А ему была Наташа
Всех желаннее и краше —
Брови соболиные.
Песни соловьиные.
Лучше всех она плясала,
Силу в пляску завлекала.
Было им вдвоем светло,
Время к свадьбе подошло.
А у Силушки в заначке
Три рубля осталось в пачке.
Где ж тут свадьбу затевать.
Надо денег добывать.
Но не зря же на божнице
В чистой тряпочке
хранится
Бабочка-красавица,
Золотоуказчица.

Он к березовому колку
Вышел утром по проселку,
А за ним следил Шкилет,
Как ищейка взявши след.
Сила снова без запинки
Молвил слово Золотинки:
— Золотая бабочка,
Закружись по солнышку
И лети на волюшку,
На сыпучие пески,
На медовые куски.
Ты такого меду
Не едала сроду!..
Чудо-бабочка проснулась,
На ладони встрепенулась
И легко взлетела ввысь.
Только крылья затряслись.

А Шкилет с раскрытым ртом
Так и замер за кустом.
— Все понятно, друг мой милый!
Ты знаком с нечистой силой!
Вот теперь я разумею,
Как ты вышел в богатеи,
Я прижму тебя, дружок,
Так, что лопнет кошелек.
Силе было непонятно:
— Что ж она летит обратно!
И куда ее несет!
За плетень, в мой огород!..
Вышло чуть не у крылечка
Богатимое местечко —
Златоносные пески.
В них желтели светляки,
Золотые таракашки
В рыхлой серенькой рубашке.
Только землю разгребай.
Без промывки подбирай
Самородки в огороде,
Словно клюкву на болоте.

Эта новость во мгновенье
Облетела все селенье —
Ну, и кинулся народ
Разгребать свой огород.
Всю капусту порубили.
Всю картошку своротили.
Нет ни луку, ни моркошки.
Нет и золота ни крошки.
И раздался бабий рев.
Оглушая мужиков:
— Как нам зиму зимовать,
Чем похлебку заправлять!
Черти угорелые,
Что же вы наделали!..
Бабы били мужиков,
Не жалея кулаков.
А мужья-то:— Аты-баты,
Мы-то чем же виноваты!

Рев и свара! И без правил
Сила мир в селе уставил.
Парень долго не мудрил,
Всем хозяйкам подарил
По стакану желтой крупки:
— Лишь не войте вы, голубки!
Получай, орава,
Плату за потраву!..
Бабы смолкли, засияли,
Вроде все довольны стали.
Только цены на муку
Подскочили к потолку.
Денег много, хлеба мало —
Сразу все подорожало:
И картошка, и товар,
Привозимый на базар...

И Шкилет по общей моде
Долго рылся в огороде.
Ни крупинки не нашел,
К Силе вечером пришел.
— Сила Силыч, друг фартовый,
Я тебе служить готовый.
Ты почаще, чертознай,
Чудо-бабочку пускай!
Знаю все, но я не выдам.
Мы с тобою в люди выйдем.
Мне-ка дай пятьсот рублей —
Все сокрою от властей.

Сила было рассердился.
Но, подумав, согласился:
— Ладно, так и быть, бери,
Да помалкивай смотри!..
Через месяц в день туманный
Вновь Шкилет явился пьяный:
— Сила, милый чертознай!
Я счастливый, так и знай.
Ты меня позолотил,
Я ведь мельницу купил.
И совсем уж сторговался.
Да в картишки проигрался.
Дай мне сразу тысяч пять,
Буду целый год молчать.

Тут уж Сила не сдержался.
Сам кулак невольно сжался,
И Шкилета в зубы — хрясь!
Тот упал за дверью в грязь.
Поскорее прочь пустился.
Но ругался и грозился:
— Погоди,— кричал,— постой!
Все узнает становой!
И пришла расплата к Силе:
Парня стражники скрутили.
Отыскали на божнице
Чудо-бабочку в тряпице
И свезли по-быстрому
Становому приставу.

Становой спросил:— А где ты,
Малый, выкрал брошку эту!
Где, когда и у кого?
— Да не крал я ничего.
— Ты не крал. Тогда откуда
У тебя такое чудо!
— Я нашел ее в кустах.
От завода в трех верстах.
— Ты нашел. Тогда вопрос:
Почему к нам не принес!
Мы немедленно узнаем.
Кто действительный хозяин.

Становой записку шлет
На железный на завод.
А владелец трех заводов
Фрол Иваныч Скороходов
Вмиг ответил:—Брошь моя!
Вещь парижского литья.
Потеряла брошку дочка.
Привезти находку срочно!
Вам же будет, сударь мой.
Награждение с лихвой...

Сразу понял:—Брошь не та.
Но какая красота!
Этот лакомый кусочек
Сберегу для милых дочек.
Что сказать — товар хорош,
Только чья же это брошь!..

А Шкилет с побитой рожей
Ждал заводчика в прихожей
И, когда тот подошел,
Ткнулся носом в гладкий пол.
— Фрол Иваныч, благодетель!
Знаю тайну, бог свидетель.
Тайну бабочки твоей.
Только дай мне сто рублей...
Это штучка не простая,
А ищейка чертозная.
Может бабочка летать,
Надо только слово знать.
Он гонял ее в работу,
Как собаку на охоту.
Где опустится она,
Там богатства дополна.
Призадумался заводчик,
Нацарапал пару строчек.
Становому шлет приказ:
— Нужен Савин сей же час! —
Если требует начальство,
Исполняй и не печалься.
Силу тут же привезли,
В кабинет к нему ввели.
Барин в шелковом кафтане
Развалился на диване.
— А скажи-ка мне, орел,
Где ты бабочку нашел!
— Где нашел, там больше нету.
На лесной дороге где-то.
— Врет, поди,— сказал Шкилет.
Барин топнул о паркет.
— Ты гонял ее в работу,
Как собаку на охоту.
Слово кто тебе сказал!
— Кто сказал, тот не молчал.
Слово мне во сне приснилось,
Да и то уже забылось.
— Ну, так я те покажу.
Разом память освежу!

И заводчик крикнул грозно:
— Эй, холопы, где там розги!
Всыпьте парню двадцать пять,
Чтобы память поразмять!..
— Ладно, барин, так и быть,
Буду бабочку будить...
Ларчик свой принес заводчик.
Потайной открыл замочек.
Подал парню бабочку,
Развернувши тряпочку.
Сила громко, как на рынке.
Начал слово Золотинки:
— Золотая бабочка,
Закружись по солнышку
И лети на волюшку!
Отыщи ты поскорей
Дом хозяюшки твоей.
Передай спасибо
И поклон от Силы...
Чудо-бабочка проснулась,
На ладони встрепенулась
И легко порхнула ввысь.
Только крылья затряслись.
Полетела, как живая.
Всеми красками играя,
А заводчик и Шкилет
Понеслись за нею вслед.
Но какая всем обида!
Скрылась бабочка из вида,
Посверкала, как звезда,
И пропала без следа.

До утра плутал заводчик.
Мерз в болоте между кочек,
Изодрал в лесу свой шелк
И вернулся злой, как волк.
Тут же Силу и Шкилета
Решено призвать к ответу,
И заводчик завопил:
— Кто мне бабочку сгубил!
Что вы, шельмы, натворили!
Обманули, разорили!
Тыщу триста три рубля
Брошка стоила моя!
Хоть разденьтесь вы до нитки,
Но платите мне убытки!
Тут он отнял без затей
У Шкилета сто рублей,
А потом досталось Силе:
Дом его с торгов пустили.
Со двора свели коня —
Обобрали среди дня.

Как Наташа горевала!
Ведь она того не знала,
Что жених не виноват,
И не вор, как говорят.
Как-то девки — и Наталья —
Сад господский подметали.
Палый лист гребли с земли.
Золотую брошь нашли.
И воскликнула Наташа:
— Девки, вот она, пропажа!
Все крича пошли гуртом
К барину в кирпичный дом.
Там Наташа и спросила:
— Ты зачем обидел Силу!
Тот находке удивился,
На слова —не рассердился,
По рублевке девкам дал,
А Наташе он сказал:
— Твоему дружку наука:
Не чихай, карась, на щуку!
Я теперь его прощу,
Все потери возмещу,
Но и он пускай придет
Поработать на завод...

Как там Силушка старался,
Как от гибели спасался.
Скажет вам последний сказ,
А пока что хватит с вас.

Часть тертья
Силина свадьба

Между склонов светло-синих,
У пруда в речной долине —
Домна, словно воевода,
Во главе всего завода
Свысока глядит окрест.
Ест руду и уголь ест.

А в цехах кипит работа
До двенадцатого пота.
Сто огней в горнах горят,
Триста молотов стучат.
Под ударами искрится
Раскаленный слиток — крица.
Там народ мастеровой.
Расторопный, деловой.
Тяжелы бруски стальные.
Но на них стоит Россия.
Без железного бруска
Нет ни плуга, ни штыка...

Жар и грохот, дым и чад.
— Да у вас тут, братцы, ад!..
Силу взял кузнец подручным:
— Не робей, потеть научим!

Но подручный не робел,
Хоть от сажи почернел.
Натянувши рукавицы,
Подносил клещами крицы.
Мех кузнечный раздувал,
Уголь к печкам подавал.
А зимой как углежог
Для завода уголь жег.

Он распиливал деревья,
Топором рубил поленья.
Покрывал дерном кучонки.
Присыпал землею щелки,
Чтоб огонь дотла не сжег
Звонкий черный уголек.
Нелегко кучонки жечь —
Не жалей ни глаз, ни плеч!
А на отдых уходил,
Все же песни заводил
Да частушки заводские.
Озорные, вот такие:

— Понедельник — легкий день:
Кто на рудник, кто в курень,
А приказчик мается —
Бражкой наливается.

Услыхал его приказчик,
Забулдыга из пропащих,
Что на всех, как пес цепной,
Лаял летом и зимой.
На расправу скор и лют,
Потому и звался Кнут.
Раз под вечер — день кончался —
Сила за день намотался,
На поленницу прилег.
Трудный выполнив урок1.
Вдруг неслышною походкой
Подошел приказчик с плеткой
И давай его пинать,
Диким голосом кричать:
— Спать-то все вы больно прытки,
Л хозяину убытки!
Подымись, ленивый пес! —
И расквасил Силе нос.

Не стерпел обиды Сила,
Саданул злодея в рыло,
Крепко двинул, не шутил —
Челюсть набок своротил.
Прискакал к отцу в домишко.
Первым делом взял ружьишко.
Положил в большой мешок
Нож, топор и котелок.
Взял калач, лопату, ложку
И отправился в дорожку
По горам да по лесам,
А куда — не знал и сам.
В небе звездочка блестела,
Словно путь сказать хотела,
Чтоб от гибели спасти,
От погони увести.
Вышел он речной долиной
В краснолесье, в край пустынный.

Перед ним текла Исеть —
Рыбы тьма, была бы сеть.
Сила вытащил лопату
И работал до заката.
Через день и дом готов —
Землянуха из пластов.
Нет ни окон, ни крылечка,
Да зато сложил он печку,
И для лошади пригон
Из жердей изладил он.
Землю солнышко пригрело.
Сила принялся за дело,
Он старался день-деньской,
Целину пахал сохой.
Робил, рук не покладая,
И дождался урожая.
А потом своим трудом
Он построил новый дом,
А при нем амбар да баню —
В общем, выбился в крестьяне.
Но наскучило ему
На заимке одному.
Ведь хозяйство без хозяйки —
Что струна без балалайки...
Тайно сделав перегон,
Сила к милой съездил в дом
И просил ее папашу:
— Дай мне в жены дочь Наташу,
Отпусти ее со мной,
Будем жить одной семьей...
— Ты мне был бы лучший зять,
Только как же вас венчать?
Кто ты, парень, без бумажки!
Без бумажки ты бродяжка.
Ты ведь в тайности живешь,
Вдруг на каторгу пойдешь!
Хоть и жаль вас разлучать,
Только свадьбе не бывать...

Тут Наташа приуныла,
Потемнел от горя Сила.
Поскакал во весь опор —
И не прятался, как вор.
Как увидел его Кнут —
Снарядился в пять минут
И пустился на восток
Вслед за Силой, след в следок...
Л когда его настигли,
Ох и плохо было Силе!
Без сознанья он лежал,
Вроде даже не дышал.
И подумал Кнут-разбойник,
Что беглец уже покойник:
— Что тащить его в дорогу!
Видно, отдал душу богу.
Божья воля — тяжкий крест.
Пусть медведь его доест.

Вот уж утро наступило,
Дождь прошел. Очнулся Сила.
В небе коршун вил круги
Выше радуги-дуги.
Занесло на ту поляну
Зайку, серого ушкана.
Коршун зайку увидал,
Подлетел и камнем пал.
Сила громко закричал,
Криком коршуна прогнал.
Тот умчался в синеву.
Зайка плюхнулся в траву.
— Эх ты, бедный мой растяпа!
И тебе сломали лапу.
До чего мы дожили —
Оба обезножели...

Серый зайка полз, не прыгал.
Чутким носом всюду шмыгал,
Что-то в травах разыскал,
Синий стебель пожевал,
Скушал черный корешок,
Скушал желтенький цветок.
Скушал острый красный лист —
Сразу косточки срослись!
Зайка к озеру спустился,
В горьких водах полечился,
Кувыркнулся раз-другой
И аи да бегом домой!

Бедный Сила подивился:
Быстро заяц излечился!
И пополз по травам он.
Еле сдерживая стон:
— Может, зайкино леченье
Принесет и мне спасенье-
Луг цветами весь пестрел.
Наш горюн нашел и съел
Сорок синих стебельков,
Сорок черных корешков,
Сорок желтеньких цветков,
Красных листиков погрыз —
Сразу косточки срослись!
В чистой речке искупался —
И от счастья засмеялся:
Был он чуть не мертвецом,
Стал здоровым молодцом.

Между тем жестокий Кнут
Струсил вдруг за самосуд.
И решил злодей — полдела
Привезти из леса тело.
Всем сказать: его медведь
Изломал — урок вам впредь.
Слышит Силушка в землянке —
Кто-то едет по полянке.
Прикатил незваный гость.
Охватила Силу злость.
- Ну, здорово, Зот Минеич!
Все живешь. Злодей Злодеич!
С чем приехал на коне!
Или гроб привез ты мне!
Только я ведь не в могиле —
Жив, здоров и в полной силе.

И заплакал Кнут-злодей:
— Не губи души моей!
Спрячь топор, я сам помру.
Дай вернуться ко двору.
Кнут рыдал, в ногах валялся,
Сила Силыч засмеялся:
— Что, не сладко смерти ждать!
Веселей других терзать!
Убирайся восвояси,
Но вперед не попадайся!..

Даль дрожала в синей дымке.
Силе жаль бросать заимку.
Да ведь здесь теперь не жить,
За сохою не ходить.
Только выехать собрался.
За спиною крик раздался:
— Сила, Силушка, постой!
Ты живой, живой, живой!!!
И Наташа, не робея,
К Силе кинулась на шею.
— Наши бабы мне клялись,
Что тебя медведь загрыз.
Я не верила, сбежала,
Сердце правду мне сказало.
И пойду я за тобой.
Словно нитка за иглой!

Ближе к солнцу, в Зауралье,
Он увез свою Наталью.
Свадьба тихая была,
В гости лишь луна зашла.
В деревушке на Тоболе
Стали жить на вольной воле.
Стали жить да поживать,
Ребятишек наживать.
Сам с весны пахал землицу —
Было некогда лениться.
И жена, забыв покой.
Хлопотала день-деньской.
Дом у них стал полной чашей.
Сила дружно жил с Наташей,
Говорил ей не тая:
— Ты хорошая моя Золотая бабочка.
Умная хозяюшка...

Много-много лет прошло.
От избы пошло село.
И на пашне, полной силы.
Сеют хлеб потомки Силы.
Кончен мой последний сказ.
До свиданья, в добрый час!

Про кота

Кто разлёгся у ворот
И упорно не встаёт?
Это толстый и усатый,
Это Сашка, рыжий кот.

Про кота с утра весь двор
Начинает разговор.
В поучение цыплятам
Куры громко говорят им:

— Этот Сашка не годится
Никуда – куда - куда.
Мы подобного ленивца
Не видали никогда.

— Справедливо, справедливо
Подтверждает голубок.—
Это очень некрасиво
Долго спать в такой денёк.

— Это гадко, гадко, гадко!—
Гусь гогочет у ворот.
А котище дремлет сладко,
Даже ухом не ведёт.

Но когда настанет вечер,
А за ним и темнота,
Загорятся, словно свечи,
Оба глаза у кота.

Я поглажу грудку Саше,
Почешу между ушей,
Потому что в кухне нашей
Ночью ловит он мышей.

Петушок в беде

Куры пили из реки,
Наклоняя хохолки.
Оправляли перышки,
Полоскали горлышки.
А петух стоял, гордился,
Что раскрашенным родился,
Грудка золотистая,
Глотка голосистая.
Громко пел он, заливался,
Сам собою любовался.
Он не стал со всеми пить,
Вздумал куриц удивить,
Перед ними отличиться
И собою похвалиться.
Видит: к берегу доска
Приплыла издалека,
Тёрлась боком о тростинку
И обсушивала спинку.
Петушок на доску — скок!
Гордо поднял гребешок,
Думал, куры скажут так: —
Ко-ко-ко, какой смельчак!
Покачнувшись от прыжка,
Тихо двинулась доска,
Понесла её вода.
— Ах, куда, куда, куда!—
Куры подняли галдёж,
Ничего не разберёшь.
Петька крыльями взмахнул:
— Караул! Караул!
Так недолго утонуть,
Помогите кто-нибудь!
Всё быстрей текла река,
Уносила петушка.
А волна капризная
Хвастуна обрызгала,
А доска качается —
Как тут не отчаяться!
Плыл по речке серый гусь,
Петушку сказал:
— Не трусь! —
Заработал сильными
Лапками гусиными.
Он упёрся в край дощечки
И погнал её по речке.
Прямо к берегу пригнал,
Словно лодку на причал.
Снова можно петушку
Распевать „ку-ка-ре-ку”!
Петушок прищурил глаз,
Будто сам кого-то спас,
Будто в речке не подмок
С головы до самых ног.

Сын лётчика

Хороша стальная птица!
Два мотора рвутся ввысь.
— Папа, можно мне садиться?
Папа смотрит: — Ну, садись.

Вся земля, как на ладони,
Скоро будем в облаках.
Я лечу в комбинезоне,
В чёрном шлеме и очках.

Я теперь пилот бывалый —
Пусть кто хочет поглядит.
— Папа, можно мне
к штурвалу?
— Можно! — папа говорит.

Я недрогнувшей рукою
Поскорей тянусь к рулю.
Все рекорды перекрою,
Всех на свете удивлю!

Самолёт вперёд рванулся,
Пробивая облака...
Очень жаль, что я проснулся
Из-за этого рывка.

За окном синеют тучи,
Кот мурлычет у дверей.
В самолёте было лучше.
Подрасти бы мне скорей!

И тогда мы с папой двое
Как взовьёмся, как взлетим
В двух ракетах над землёю:
Он вперёд, а я за ним!

Мой брат Валерка

Вы слыхали про него,
Про братишку моего?
Он вам складно и свободно
Сочинит про что угодно:
Про конька и про коня,
Про ракету и про лето
И частушку про меня!
Он сказал мне по секрету:
— Я стихи собрал в тетрадь
И послал её в газету.
Поместят ли? Будем ждать...
Поместили, поместили
Песню „Радости зимы”!
Ничего, что сократили
Шесть куплетов из восьми!
Наш Валерка улыбался,
Свой стишок таскал везде,
Заголовком любовался,
Нюхал краску на листе.
Мы копилку разорили,
Двадцать пять газет купили —
Хватит этого вполне
Всей родне и даже мне!
Чтобы знали все соседи
О Валеркиных стихах,
Он повесил по газете
У соседей на дверях.
И ещё одна осталась —
Жалко, если пропадёт,
Тут я мигом догадалась:
— Дай, повесим у ворот!
Он отнёс туда газету,
Приколол и говорит:
— Я теперь на всю планету
Знаменит! Знаменит!..
Вы слыхали про него,
Про братишку моего?
Он всю зиму говорит
До чего он знаменит!
И стихи ему в тетрадь
Больше некогда писать.

Часы

Сломались ходики у нас,
Нужна починка срочно.
Я наклонял их, щёлкал, тряс.
Не тикают — и точка!

Я начал ходики лечить,
Искать, где там загвоздка.
Смотрю: в колесиках торчит
Железная полоска.

Она цеплялась за зубцы,
Сама загнулась косо.
Я распрямил её концы,
Чтоб двигались колёса!

И получились чудеса
От этой переделки:
Часы заныли, как оса,
Бегом помчались стрелки.

Перевернулись двадцать раз
И мигом присмирели.
И не понять, который час
Сейчас на самом деле.

Часы я к мастеру отнёс,
И тот сказал мне: - Знаешь,
Ты больше в них не суй свой нос,
А то совсем сломаешь.

Я огорчился и сказал:
— Часы сломались сами;
И я в них носа не совал,
Я их чинил клещами.

Приёмник

У нас приёмник на столе,
Послушать интересно:
Что ни случится на земле,—
Ему всегда известно!

В нём столько песен и речей,—
То тихих, то кричащих,—
Как будто множество людей
Залезло в этот ящик.

Откуда скрипка там поёт
И где сидит певица?
Там очень тесно: даже кот
Не мог бы поместиться.

А если в ящик поглядеть—
Какие там игрушки!
Колёса, проволочки, медь,
Стаканчики, катушки.

Там даже есть один магнит
И лампочка для света.
А кто поёт и говорит,
Не видно, их там нету.

Игрушки чудные его
Мы трогали руками,
Но не разбили ничего,—
Так и сказали маме.

Она вздохнула тяжело
И говорит с упрёком:
— Ах, малыши, ведь вас могло
Убить электротоком!

Приёмник наш молчит сейчас,
Три дня и три недели.
Как будто сердится на нас,
Что мы в него глядели

Сборы на сбор

На кухне — скрип, на кухне — шум.
Валерка гладит свой костюм.
Ему сегодня надо
Идти на сбор отряда.

Он на утюг так нажимал,
Что стол трещал и приседал,
Но морщилась, как прежде,
Упрямая одежда.

Сестра смеялась у дверей: —
Да ты сперва утюг нагрей!
Куда заторопился?
Ведь он не раскалился.

А брат ответил: — Не учи!
Я сам всё знаю, помолчи!
И без тебя одёжку
Я раздавлю в лепёшку.

С Валерки пот ручьями тёк,
Но сделать складку он не мог:
Ведь он не знал науки,
Как надо гладить брюки.

Это кто смеётся звонко,
Кто на улице с утра?
Это резвая Алёнка,
Наша младшая сестра.

Мы всегда гуляем вместе,
И забочусь я о ней,
Потому что всем известно:
Я и старше, и сильней.

Мы играли с ней в пятнашки,
Быстро бегали, смеясь.
Вдруг во двор зашла дворняжка
И залаяла на нас.

Мне Алёнку стало жалко:
Как бы пёс не укусил.
Я схватил большую палку
И дворняжке пригрозил.

— Убирайся, собачонка!
Топай к дому своему!
Обижать мою сестрёнку
Не позволю никому!

Качка в море

Волны слева, волны справа,
Качка в море — не забава!
Капитан нахмурил лоб,
Закричал:— Машина, стоп!
Что такое, что случилось?
В море девочка свалилась,
Удержаться не могла:
Качка сильная была.
В море бурная погодка!
Два матроса сели в лодку,
Дружно вёслами гребли,
Нашу Леночку спасли.
От ушиба на коленке
Плачет маленькая Ленка.
Капитан сказал: — Не плачь!
— Заживёт! — утешил врач.
А матросы Ким и Петя
Дали Лене по конфете.
И кусочек мандарина
Отломила ей Марина.
Наша Лена всё взяла.
Лена снова весела.
И сказал ей юнга Боря:
— Так и я упал бы в море,
Если б знал, что нас спасут
И подарков нанесут!..
Волны злые,
Вот какие,
По морю шатаются.
Падать в воду с парохода
Строго воспрещается!
...На досках среди двора
Продолжается игра!

Воробей

Воробей,
Воробей —
Тоненькие ножки.
Прыг да прыг
Напрямик
Скачет по дорожке.
Воробей,
Воробей
Подлетел к окошку.
Я даю
Воробью
Зёрнышки и крошки.

Я электрику помог

По столбам и к нам в село
Электричество пришло!
В нашей комнате и кухне
Будет вечером светло.

Я электрику помог
Проводить на кухне ток:
Подавал ему отвёртку,
Нож, кусачки, молоток.

— Зажигай огонь, приятель! —
Приказал электрик мне.
Круглый чёрный выключатель
Звонко щёлкнул на стене.

Темнота одним прыжком
Вмиг исчезла за окном,
А у нас осколок солнца
Загорелся над столом.

Мамин день

Дом сверкает чистотой,
На столе варенье.
Мы встречаем всей семьёй
Мамин день рожденья.

Даже дед помолодел,
Празднично оделся.
И Серёжка, молодец,—
Сел и не вертелся.

Каждый что-то приберёг
Для подарка маме.
Я ей вышила платок
Разными шелками.

Для неё букет из роз
Срисовала Катя.
Папа маме приподнёс
Голубое платье.

И от старших не отстал
Маленький Серёжка:
— Мам, возьми мой самосвал,
Поиграй, немножко!

Скоро в школу

Семь лет мне исполнилось в мае.
Я знаю все буквы почти.
Сказать вам, о чём я мечтаю?
Мне хочется в школу пойти.

Давно в моей сумке хранятся
Букварь, карандаш и тетрадь.
Я буду отлично учиться
И папе на стройку писать.

Про всё напишу по порядку:
Я вырос— меня не узнать,
Я делаю утром зарядку
И сам убираю кровать.

Одно лишь от папы я скрою,
Что сильно по нём заскучал.
Мой папа — строитель. Он строит
В пустыне огромный канал.

Жара

По швам растрескалась земля,
Забытая дождями.
А солнце снова жжёт поля
Горячими лучами.

В тени укрылись все, кто мог,
От солнечного гнева.
Один подсолнух свой венок
Бесстрашно поднял к небу.

Стада бредут к озёрам пить,
Воде коровы рады
И не желают выходить
На берег из прохлады.

И певчих птиц измучил зной,
Все дремлют втихомолку.
И только дятел, врач лесной,
Выстукивает ёлку.

Осень

Не поют в тумане птицы,
Не свистят в сыром бору,
Чтобы им не простудиться,
Не охрипнуть на ветру.

А на речке, окаймлённой
Пожелтевшим тростником,
Всё трудней в воде студёной
Уткам плавать босиком.

Сизокрылым стало туго —
Хватит им в полях жиреть!
И стремятся утки к югу,
Чтобы лапки отогреть.

Ещё про осень

Как огромный пестрый веник
Пахнет осенью горсад.
Ворохами старых денег
Листья желтые лежат.

Резкий ветер налетает,
Словно строгий ревизор.
Он никак не сосчитает
Золотой осенний сор.

На дорожках, на лужайке
Догорает листопад.
Осень, модная хозяйка,
Раскидала свой наряд.

И дроздам кричат синицы:
— На рябину налетай!
В это время даже птицы
Собирают урожай.

Птичьей стайкой осень скачет,
Свищет в поле и в лесу.
А потом она заплачет,
Растеряв свою красу.

Дремлют клены и березы,
Засыпая до весны.
Пусть приснятся им в морозы
Зеленеющие сны!

На лыжах

Я весело еду
По белому следу
К ребятам на берег реки.
С горы они смело
Несутся, как стрелы,
А в гору ползут, как жуки.

Скользят мои лыжи
По склону всё ниже,
Бегут по перине снегов
И даже, бывает,
Меня обгоняют
На тридцать и сорок шагов.

На склонах трамплины
Подставили спины,
Чтоб лыжника в небо метнуть
Над замершим бором
Лечу метеором —
И это не страшно ничуть!
А доброе солнце
Со мною несётся,
Сверкая на белой земле.
И катится песня
О нашей чудесной,
О нашей сибирской зиме!

В дороге

Пушистая лисица
«Мышкует» на снегу:
То прыгнет, то помчится,
То встанет на бегу.
И вдруг насторожилась,
Услышав скрип саней,
И снова в снег пустилась
Выслеживать мышей.
А по дороге ровной
Шагает конь гнедой.
Старик сидит на дровнях,
Любуется лисой.
Сейчас ему бы в санки
Хороший дробовик —
Привёз бы внучке Анке
На шубу воротник!
Ну как не огорчиться?
Поедешь без ружья —
И вот она, лисица,
Знакомая моя!
А если взять ружьишко,—
Лиса не подойдёт,
Как будто ей зайчишка
Записочку пришлёт.
А может быть, ворона
Звонит по телефону,
И знает всё зверьё,
Когда беру ружьё...
Так старый рассуждает,
Не торопя коня,
А на снегу играет
Живой комок огня.
И этой лисьей пляской
Доволен дед седой:
Сегодня с новой сказкой
Вернётся он домой.

Моя тень (из Стивенсона)

У каждого на свете
Есть собственная тень,
И с нею даже дети
Гуляют целый день.
Я руку поднимаю,
И тень спешит поднять.
Рука её живая
И пальцев тоже пять.

Смотрите и заметьте,
Как тень сама растёт,
Совсем не так, как дети,
Совсем наоборот.
То вдруг она сожмётся,
Уляжется у ног,
То по стене метнётся
Под самый потолок.
Однажды я проснулся,
Оделся быстро я,
На стенку оглянулся —
А где же тень моя?
А тень-то поленилась
Со мной с постели встать,
Сопела, шевелилась
И продолжала спать!

Луна

Путь ракеты был сказочно точен,
Наша ласточка в космос ушла,
От луны отщипнула кусачек
И в родное гнездо принесла.
Пусть уходят гонцы-автоматы
На разведку космических трасс.
На дворе размечтались ребята:
Как слетать на Венеру и Марс?..

Портрет

Володя любит рисовать –
Вы только посмотрите!
Однажды он свою тетрадь
Принёс сестрёнке Рите.

— Ну вот, готов и твой портрет!
— А где он, покажи-ка!
— Сперва садись на табурет,
Любуйся, но без крика.

Писать портрет не так легко,
Не все выходит гладко.
Лицо немножко широко,
Но дальше всё в порядке.

А что глаза не велики,
В том вовсе нет ошибки,
И угадают знатоки,
Что в них видна улыбка.

Зато уж губы удались —
Расхваливать не надо!
Немножко поотвисли вниз,
Так это от досады.

И лоб хорош, и нос похож,—
Любуйся, кто не трусит!..
Чего ж ты, глупая, ревёшь?
— Она меня укусит!

На речке

Над рекой неторопливой
Рвутся к солнцу тучи брызг,
Звуки радости бурливой,
Громкий смех, и шум, и визг.

Словно гибкие дельфины,
Смельчаки нырнут не раз,
И плывут до середины
Стилем „кроль” и стилем „брасс”.

А один чудак метнулся,
Поднял волны через край
И чуть-чуть не захлебнулся —
Плавал стилем „батерфляй”.

Кто ж боится неудачи,
Тот в тепле прибрежных вод
Шумным стилем „по-собачьи”
Замечательно плывёт.

Кузнец

На руках его — мозоли,
А во взгляде — хитреца.
Заглядишься поневоле
На работу кузнеца.

Люди скажут: „Хлам железный”,
А кузнец ответит: „Клад!”
И скует предмет полезный:
Скобку, болт или ухват.

У него из небольшого
Раскаленного бруска
Получается подкова
Или дужка для замка.

Он с утра огонь разводит,
Из его умелых рук
Будто новенький выходит
Повидавший виды плуг.

Кто ленивей

В старой сказке: „В хате с краю
Жили-были два лентяя...”
Вам сказать, как их зовут?
Дядя Фунт и дядя Пуд.

В злую ночь от жаркой печки
Хата вспыхнула, как свечка.
Пламя надо заливать,
Да лентяям лень вставать,

— Дядя Пуд, вставай, гаси же!
— Сам гаси, тебе поближе!..
Жар сильней, терпеть нет сил
Дядя Фунт заголосил:

— Люди добрые, спасите,
Поднимите, выносите!
Выручайте, говорю,
А не то совсем сгорю!..

Дядя Пуд сказал лентяю,
Даже глаз не открывая:
— Покричи, чтоб и меня
Выручали из огня...

Кто ленивей в этой паре?
Все узнали на пожаре:
Дядя Фунт пролез в окно,
Дядя Пуд сгорел давно.

Козёл

Через плетень глядит козёл
На зелень ярких грядок:
Уж я бы грядки прополол,
Навёл бы там порядок.

Горох заглох,
Салат засох,
И огурцы—
Не молодцы.

А там чеснок
Свалился с ног,
А я бы всё поправить мог!..

Хозяйка с тяпкою пришла
И лейку захватила,
А в деловитого козла
Метёлкой запустила.

Две мышки

У подпольной крышки
Встретились две мышки,
Говорили мышки
Про свои делишки.
— Где ты пропадала?
— Ужин добывала.
— Что на кухне?
— Пусто.
— Что в столе?
— Капуста.
— Нет ли сала в плошке?
— Сало съела кошка.
— Нет ли где сметанки?
— Вся закрыта в банке.
— Нет ли где котлетки?
— В проволочной клетке.
— Ну, туда я не пойду —
Наживешь себе беду.
Знаем эти шутки!
Не поймаешь! Дудки!

Родная речь!

Родная речь! В тебе душа народа.
Ты вольная безбрежная река.
Из тьмы веков текут живые воды
Сквозь наши дни в грядущие века.

И чистые ключи ее питают —
Леса и горы, степи и поля.
Течет река, работает, играет,
Бессмертная, как Русская земля.
Родная речь — ты щит и меч народа
Родная речь — безбрежная река.

Зауралье

Что такое зауралец,
Скажет вам любой земляк:
— Левым боком я уралец,
Правым боком сибиряк...

На зеленом разнотравье
Между колков и озер
Развернуло Зауралье
Золотых полей ковер.

Я скажу о крае шире:
Зауралье — это мост.
От Урала в глубь Сибири
Он заходит в полный рост.

Знойный ветер Казахстана
К нам кидает свой аркан,
И полярные бураны
Не забыли наш Курган.

Мы большой родней богаты,
всех припомнить не берусь.
Мы по карте, азиаты,
Только в сердце светит Русь;

Я люблю свой край до донца;
Здесь я жил, не зря старел,
Обуралился на солнце.
На снегах осибирел.

Солнечное затмение

Нам в школе сказали, что будет затменье
И надо за солнцем вести наблюденье.
Простыми глазами смотреть залретили,
А стёкла мы сами на свечке коптили.
На улицу вышло немало народу
Смотреть на светило, на чудо природы.
Погода прекрасная, как на заказ,
И в небо уставились тысячи глаз.
Мы ждали, что будет, и стали бояться:
Когда же светило начнёт затмеваться?
И кто-то сказал:— По часам началось!
Но солнце всё так же на землю лилось.
А вдруг никакого не будет затменья,
А вдруг его кто-то возьмёт и отменит?
А вдруг астрономы не так рассчитали!
И чуда не будет у нас в Зауралье?
Пока мы гадали, затмение шло,
И все увидали его сквозь стекло.
Я долго следил через чёрную плёнку —
На солнечный диск наползала заслонка.
Испортился правильный яркий кружок,
Как будто зверёк откусил ему бок.
И вмятина в солнце всё больше вгрызалась,
И солнце как будто в луну превращалось.
От солнца остался сверкающий серп,
Он таял и таял, и свет его мерк.
От каждой травинки, от листьев сирени
На землю легли необычные тени.
Листва потемнела, поблекли цветы,
Как будто природа меняла черты.
Кругом потемнело, и холодно стало,
Похоже на ночь, только звёзд не хватало.
А с крыши снялась голубиная стая
И молча кружилась, ночлег выбирая.
В немой тишине высоко над землёй
Кипела борьба между светом и тьмой.
И Тьма наступала, а Солнце слабело,
Как будто оно тяжело заболело.
И вот только искра осталась одна,
Сверкнула в глаза и пропала она.
Совсем ненадолго, почти на мгновенье
На Солнце наплыло сплошное затменье.
И сразу же там, в серебристом тумане,
Волшебным кольцом загорелось сиянье.
Сияние лёгкое, как одуванчик,
Серебряный венчик лучей негорячих.
Светилось кольцо, добела раскалённое—
Наука его называет короною.
А мне показалось внезапно и чётко,
Что солнце закрыто от нас сковородкой.
Но силы небесной войны не равны,
И вырвалось солнце с другой стороны.
Оно разгоралось, и тьму разгоняло,
Оно улыбалось, оно побеждало!
Улыбки и лица людей посветлели,
И вдруг воробьи на ветвях зашумели.
От радости птицы кричали повсюду,
Что жизнь — это счастье, а солнышко — чудо!
А солнце глядит на земные дела,
С него сковородка тихонько сползла.
Почти до конца мы смотрели затменье,
А после писали свои наблюденья.
Заметила дома глазастая Таня,
Что Жучка спокойно спала на диване,
А кот Самурай темноты испугался,
Забился в сарай и до ночи скрывался.
В тетрадку вопрос записала она:
А где в час затменья скрывалась Луна?

Пушкин

Когда закладывает уши
От шума дней, машин, звонков,
Когда слепит глаза и Душу
Песок истертых серых слов,

Когда печален крик кукушкин
И мысли бьются невпопад, —
Меня настраивает Пушкин
На верный тон, на добрый лад.

Мудрец, художник, нежный лирик,
Историк строгий, звонкий бес,
Добрейший друг и злой сатирик —
Он всюду чудо из чудес!

Поэмы, проза, письма, сказки —
Течет, журчит живой родник.
Он мне поет, что жизнь прекрасна
И драгоценен каждый миг.

Он не искал, мятежный, бури,
Весь век скитаясь под грозой.
И в жизни, как в литературе,
Он опьянялся красотой.

В его душе плескалось море,
И золотые рыбки шли.
Судьба на счастье и на горе
Ему послала Натали.

Его мечта — покой и воля —
Осталась праздною мечтой.
Поэт упал на снежном поле,
Убит свинцовой клеветой.

Растаял снег, погасли свечи,
Ушла кровавая вода.
Но не утонет в Черной речке
России первая звезда.

© Копирование допустимо только с прямой активной ссылкой на страницу с оригиналом статьи.
При любых заболеваниях, в особенности при беременности или у ребенка не занимайтесь диагностикой симптомов и лечением самостоятельно, необходимо обязательно обратиться к врачу - специалисту.